Улан батор столица какой страны в настоящее время
Перейти к содержимому

Улан батор столица какой страны в настоящее время

  • автор:

Улан-Батор, столица Монголии, Улаан-Баатар, Улаан-Баатор.

Улан-Батор образца 90-х прошлого столетия и Улан-Батор сегодня –две большие разницы. Оригинальный гибрид Европы и Азии во всем. Здесь благополучно соседствуют юрты и высотные дома, европейские автомобили последнего поколения и старые советские троллейбусы. Рост инвестиций за 15 лет вырос в десятки раз и составляет сегодня 1 млрд 300 млн долларов, что для населения в 2 млн. человек составляет солидную сумму. Хотя отношение к валу инвестиций неоднозначное. Парламентарии активно обсуждают необходимость внесения поправок к законам для увеличения эффекта от привлеченных извне средств. Открытые границы дали еще один нелишний эффект. Ежегодно возрастает поток туристов, которые в экономику Монголии привнесли порядка 10% от общего дохода страны.

Улан-Батор сегодня ничем не напоминает Российские города. Улан-Батор давно уже не похож на заброшенный европейский город шестидесятых годов. Попробуем же понять, что представляет собой Улан-Батор начала 21 века.

ОСНОВНЫЕ РАЙОНЫ ГОРОДА

ПРИГОРОДЫ, ЮРТОЧНЫЕ КВАРТАЛЫ

ЖИТЕЛИ ГОРОДА И ТУРИСТЫ

В 1998 году Улан-Батор насчитывал 670 тысяч жителей. В 2008 году более 1200 тысяч. За 10 лет население увеличилось почти в 2 раза. В социалистическое время жителям аймаков было достаточно трудно поселится в Улан-Баторе (примерно как иногородним прописаться в Москве). В нынешнее время создается впечатление, что любой житель Монголии может приехать в Улан-Батор, найти в пригороде пустой участок земли, огородить сколько надо и поставить юрту. Потом зарегистрироваться и можно считать себя жителем столицы.

Жители Улан-Батора одеваются вполне по европейски. Молодежь, по одежде не отличишь от Российских городов. Но монголы не забывают о своей традиционной одежде. Достаточно часто можно встретить (правда чаще людей пожилого возраста) монголов в традиционной монгольской одежде. Особенно интересно посмотреть на столице в дни выпускных вечеров в школе. Тогда молодые люди также одеваются в традиционную одежду.

Русских, монголы чаще всего отличают в толпе иностранцев. Во-первых по одежде. Русские все таки стараются одеваться скажем так, культурно. Молодые попрошайки чаще всего сразу обращаются «деньги давай». Мужчины в возрасте (особенно после принятия горячительного) кричат на всю улицу «Здравствуй друг». Кто выпил еще больше — вполне прилично ругаются на русском.

Чем же иностранцы отличаются от российских туристов? Ну во первых, не так много русских путешествуют по миру в компании с парой рюкзаков. Русские все таки стремиться выезжая за рубеж, отдохнуть и хорошо провести время. Даже собираясь за город, мы подбираем определенную одежду. Нельзя встретить русского в шортах в буддийском храме. Нельзя увидеть русского в пляжных тапочках в Улан-Баторе. Только иностранцы ходят по Улан-Батору в жару в войлочных монгольских шапках (аналогия если увидишь в Москве человека в шапке-ушанке — то это иностранец).

В летние месяцы иностранных туристов в городе ОЧЕНЬ много.

АВТОМОБИЛИ И КОННЫЕ ПОВОЗКИ

Улан-Батор наводнен новыми импортными внедорожниками. Иногда приходить в голову мысль, что монголами проще купить внедорожник, чем отремонтировать дороги столицы.

Жители городов в основном покупают (кто, может себе позволить) японский, корейский внедорожник. Особо богатые ездят на американских Хаммерах. Это объясняется плохим состояние монгольских дорог, особенно когда отъедешь от Улан-Батора. Жители аймаков, скотоводы используют технику попроще. Широко используются российские УАЗы. Опять же для путешествия по стране используют УАЗ-фургон (наши знаменитые «буханки»). УАЗы оборудуются мягкими сиденьями. Главное достоинство УАЗов — проходимость и ремонтопригодность. Отремонтировать российский внедорожник можно практически в любом населенном пункте. Опять же встречающиеся по пути водители могут помочь вам с запчастями. Импортные машины — ремонтируют только в Улан-Баторе. Если происходит более менее крупная поломка — жесткая сцепка и сотни километров на привязи в Улан-Батор.

ОБЩЕСТВЕННЫЙ ТРАНСПОРТ

Часто пишут, что

СОСТОЯНИЕ ДОРОГ.

Можно просто охарактеризовать одним словом. Очень плохо. Не зря с сайта на сайт кочюует фраза «в Монголии нет дорог, есть только направления». Количество автомобилей растет очень быстрыми темпами, развитие дорог не происходит вообще. В Монголии нет платных дорог, есть только плата за дороги. На взъезде в города, на въезде в аймаки, и просто посреди степи на асфальтовых трассах стоят пункты сбора денег. Хочешь проехать плати 500 тугров (почти 50 центов). А теперь представьте сколько машин ежедневно пересекают городскую черту Улан-Батора! Куда уходят эти огромные деньги? Наверное сами монголы не знают этого.

  • Подробнее. Дороги Монголии. Статья рассуждение одного из путешественников из России на нашем форуме.
АРХИТЕКТУРА И СТРОИТЕЛЬСТВО.
ЭКОЛОГИЯ

Неискушенному человеку может показаться, что с экологией, то в степной Монголии должно быть по крайней мере благоприятная ситуация. Однако не все так просто. Еще десять- пятнадцать лет назад с экологией в Улан-Баторе было более — менее хорошо. Машин не так много, промышленных предприятий, загрязняющих окружающую среду и того меньше.

В настоящее время негативно сказываются на окружающую среду следующие факторы: , резкий рост населения Улан-Батора за счет юрточных кварталов, существенный рост автомобилей и наконец пренебрежение монголов к окружающей среде.

НОВОСТИ УЛАН-БАТОРА
  • Правительство страны утвердило программу «Преобразование юрточных кварталов в кварталы жилых домов». Осуществлять ее намерены в три этапа: первый — с 2008-го по 2011-ый года. За это время будет разработан генеральный план застройки и определена цифра необходимых инвестиций. На втором этапе — с 2012-го по 2015-ый года центральные юрточные поселки Улан-Батора застроят жилыми массивами с полным инженерным решением. Третий этап, который продлится до 2020 года, включает в себя застройку юрточных кварталов, находящихся в средней зоне городской территории и на окраине. Там появятся современные низко- и среднеэтажные дома и комплексы с полным обеспечением инфраструктуры, а также частные жилые дома. Программа коснется 22-ух юрточных кварталов в шести дистриктах столицы.
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
ФОТОАЛЬБОМЫ ПО УЛАН-БАТОРУ
  • Фото альбом. Улан-Батор сегодня. Лето 2008 года. (20 фото)
  • Фото альбом. Улан-Батор 2005. (16 фото)

Улан-Батор, столица Монголии, Улаан-Баатар, Улаан-Баатор.

Столица Монголии Улан-Батор расположена на берегу реки Туул (Толы), которая берет начало с Хэнтэйского хребта, на высоте 1351 м над уровнем моря. Город со всех сторон окружен горами: Богдо-хан, Баяндзурх, Сонгинохайрхан и Чингэлтэй.

Улан-Батор раскинулся у северного склона горы Богд-Хан-Уул. С этой горой связано несколько легенд и преданий. В окрестностях горы Богд-Хан-Уул, начиная с XVIII века, эта гора священна – строго запрещены рубка деревьев и охота. Слово Богдо имеет значение – святой, мудрый. Во время правления лам здесь два раз в год совершались жертвоприношения. Начало культа относится к 1778 г., когда императорскому дворцу было представлено прошение от лица правителей Урги: узаконить культ священной горы.

Древняя легенда рассказывает, что гора спасла Темучина, укрыв его от врагов. И став Чингисханом, он повелел почитать ее. Монголы верили, что где-то на вершине горы спрятаны доспехи и оружие великого хана. Во время маньчжурского правления в Монголии они писали императору в Пекин, что возле Богдо-улы Чингисхан и родился.

Петиция была принята, и император издал декрет, повелевавший отсылать два раза в год из Пекина нужное количество ароматических палочек и кусочков шелка. Гора Богд-Хан-Уул имеет много красивых величественных вершин, из которых самая высокая – Цэцээ Гун (2257 м.).

В административном отношении Улаанбаатар состоит из 9 районов (дистриктов). Основные районы /префектуры/ столицы названы в честь гор, окружающих Улан-Батор: Баянзурх /терр. 1244 кв.км, население 236 тыс.чел./, Сонгинохайрхан / терр. 1201 кв.км| население 236 тыс./, Чингэлтэй / терр. 89 кв.км, население 140 тыс./, Хан-Уул / терр. 485 кв.км, население 99 тыс./, Баянгол / терр. 29,5 кв.км, население 175 тыс./, Сухэ-Батор / терр. 208 кв.км, население 133 тыс./, в городах-спутниках: Налайх — 36км от центра УБ, терр. 687 кв.км, население 29,5 тыс., в г. Багануре — терр. 620 кв.км, население 28 тыс., в посёлке Багахангай — 90км от центра УБ, терр. 140 кв.км, население 4,5 тыс.

  • Баянгол (монг. Баянгол) — наименьший по площади и третий по населению район Улан-Батора. Подразделяется на 19 хороо (подрайонов). Находится в центре города. В период социализма носил название «Октябрьский».
  • Чингэлтэй (монг. Чингэлтэй) — восьмой по площади и четвёртый по населению район Улан-Батора. Подразделяется на 18 хороо (подрайонов). Чингэлтэй находится на севере Улан-Батора, у подножия горы Чингэлтэй-Уул.
  • Сухэ-Батор (монг. Сүхбаатар) — район Улан-Батора. Подразделяется на 20 хоронов (подрайонов). Район был основан в 1965 году и назван в честь Дамдина Сухэ-Батора, национального героя Монголии. Район находится в центре города. Большинство правительственных, образовательных и культурных организаций находятся здесь: Дом правительства Монголии, здание Парламента, 13 посольств, министерства, банк «Голомт», Главпочтамт, Дворец культуры, Программа развития ООН (ПРООН), Монгольский государственный университет и Университет Науки и Техники.
  • Хан-Уул (монг. Хан-Уул) — район Улан-Батора. Подразделяется на 14 хороо (подрайонов). Находится на юге города, у подножия горы Богд-Хан-Уул (что определило название района).
  • Сонгинохайрхан (монг. Сонгинохайрхан, горный лук) или просто Сонгино — второй по площади и населению район Улан-Батора. Занимает как часть собственно города с многоэтажными домами советских времен, так и большую часть юрточных кварталов, и просто степные и горные территории (почти 9/10 площади). По этой причине, плотность населения составляет лишь 214 человек на км². Сонгинохайрхан расположен в юго-западной части города, в горных районах Сонгино Хайрхан (монг. Сонгинохайрхан Уул), одной из четырех священных гор столицы.
  • Баянзурх (монг. Баянзүрх дүүрэг) — район Улан-Батора. Подразделяется на 24 хорона (монг. хороо, микрорайон). Баянзурх — самый крупный по территории и населению из 9 административных районов города, располагается к востоку от центра города. Район основан 14 апреля 1965 года постановлением Великого народного хурала как район Дружбы (монг. Найрамдлын район), став четвёртым по счёту районом столицы. В 1992 году согласно постановлению Великого Государственного хурала переименован в Баянзурх.
    В Баянзурхе находится 24 памятника истории и культуры, среди них: петроглифы XIII века, дворец-музей Богдо-гэгэна, здание, где проживал Т. Намнансурэн, первый памятник Сухэ-Батору на месте его родной юрты, памятник эскадрилье «Монгольский арат», православная Троицкая церковь, Дом-музей Жукова, Монгольский военно-исторический музей, Музей истории Улан-Батора, международный Музей философии.
    На конец 2008 года общая численность скота в пределах района составляла 55,955 голов, из них 12 верблюдов, 2,839 лошадей, 11,396 голов крупного рогатого скота, 18,884 овцы и 22,824 козы.
  • Багануур (до 1989 г. по-русски именовался Баганур, монг. Багануур — «Малое озеро») — из-за удалённого расположения воспринимается как отдельный город, тогда как в административном отношении Багануур не является самостоятельным населённым пунктом и есть один из девяти административных районов, составляющих особую административную единицу Монголии — столичный город Улан-Батор Монголии. Багануур административно подразделяется на 4 микрорайона (монг. хороо). Население — около 26 тыс. человек.

ИСТОРИЯ УЛАН-БАТОРА

В 1639 году один из влиятельных феодалов Халхи Тушээт хаан Гомбодорж провозгласил своего пятилетнего сына Занабазара Первым Богдо Хааном, главой буддизма Монголии, дал ему титул Ундэр-гэгэн и в его честь организовал кочевую ставку Урга. В самых первых исторических справках об Урге, относящихся к 1649 г., говорится: об основании в долине реки Туул великого монастыря.. ! Первоначально это был монастырь 1 главы монгольской церкви, более чем столетие кочевавший с места на место.

За 60 лет он поменял свое местоположение 17 раз. В 1779 г. монастырь чжебцзун-Дамба Хутухта основался на северном берегу реки Туул, обретя наконец прочную оседлость. С этого времени вокруг монастыря стала концентрироваться мирская жизнь, и был основан город. Город стал официальной резиденцией китайского императорского наместника Внешней Монголии. Урга была крупным центром буддизма и считалась третьим городом ламаистского мира после Лхасы и Ташилунпо в Тибете.

В 1912г. Урга официально объявлена столицей автономной Монголии. 29 октября 1924 года первый Государственный хурал законодательно закрепил статус столицы государства МНР и она получила новое название — Улаан-баатар (Красный богатырь) (Улан-Батор в русском написании). Теперь ежегодно 29 октября монголы празднуют как День столицы.

ГЕРБ УЛАН-БАТОРА

Герб города Улан-Батора представляет собой традиционный герб Богд Хана (теократический и религиозный правитель Монголии с 1911 по 1924 года) — птица Хангаид (см. информацию ниже)

Символ на голове птицы Хангарид подразумевал ссылаемый для государства и знания, правая рука сжимает ключ, который символизирует открытую дверь счастья для граждан, левая рука сжимает лотос — символ мира. В своих лапах Хангарид сжимает змею, символизируя уничтожение всех врагов.

ОФИЦИАЛЬНЫЙ ФЛАГ УЛАН-БАТОРА

Флаг города покрасил синий цвет неба. Символ города, представленного белым шелком и ограниченный золотой нитью на синем флаге. Это означает, что городские жители уважают их государство и расцвет их жизнь. Пропорции флага 1:1,5.

ПОДРОБНЕЕ

Хангарид (монг., бурятск.). ГАРУДА (санскр.) — персонаж др.-инд. мифологии, царь птиц, ездовое животное (вахана) бога Вишну. В будд. мифологии — огромная птица, вечно враждующая со змеями (нага). Считается, что Шакьямуни в одном из своих прошлых земных рождений был царем. Поэтому Гаруду иногда изображается в человеческом обличье, но с головой и крыльями птицы, со змеей в клюве. Популярный персонаж в мифологии тибетцев, монголов, бурят, калмыков (монг. Хан Гаруди, Хангарид, бур. Хэрдиг, калм. Хэрд). Гигантская волшебная птица, способная уносить в клюве жеребят и даже людей. Летит хангарид с шумом и грохотом, иногда при приближении волшебной птицы выпадает дождь.

  • В ламаистской мифологии Гаруда — второстепенный персонаж: в мистерии дам (в Тибете и в Монголии) появляется в жертвенном круге вместе с локальными хозяевами — духами гор. Гаруда как победитель змей (в буддийской иконографии изображается со змеей в клюве) имеет некоторые демоноборческие черты. В монгольском варианте сказания о Раме Гаруда, называемый «пожирателем драконов (лу) и хозяев земли (сабдаков)», преграждает дорогу демонам, похитившим Ситу. Вошедший в мифологию монгольских народов как царь птиц, он выступает в ней одним из гигантов, властелинов. Встречается монгольский сюжет, в котором божество Очирвани (Ваджрапани) перевоплощается в Гаруда для борьбы с лосуном.
  • Популярный персонаж в фольклоре народов Центральной Азии и Южной Сибири (Хан Гаруди, монг. Хангарид, бурят. Хэрдиг, калм. heрд, алт. Кереде, тув. Херети, якут. Хардай). В число «трудных поручений», которые получает сказочно-эпический герой, входит поход к Гаруде, живущему в неслыханно далёких краях. Гаруда находится в постоянном конфликте со змеем, поедающим его птенцов (они иногда представляются антропоморфными: в виде прекрасных девушек). Гигантский змей (напр., Аврага Могой) выходит из океана в отсутствие Гаруды и нападает на его гнездо. Герой убивает змея, и благодарный Гаруда становится его чудесным помощником (ср. аналогичные сюжеты, связанные с птицей каракус или симург у тюркских народов).
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
  • Официальные сведения об Улан-Баторе
  • История Улан-Батора.
  • Улан-Батор сегодня.
  • Музей истории города Улан-Батора.
ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТИ УЛАН-БАТОРА
  • Достопримечательности Улан-Батора
  • Музеи Улан-Батора
  • Религиозные маски «Цам»
  • Площадь Сухэ-Батора
  • Монастыри Улан-Батора

Современный Улан-Батор: на пути к мировому городу Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Михалев Алексей Викторович

Данная статья посвящена изучению проблемы развития Улан-Батора как динамично развивающегося центра региона Внутренняя Азия . Это развитие автор статьи пытается проанализировать через концепцию мирового города . Основной вопрос статьи: является ли монгольская столица мировым городом и к какому миру она принадлежит? Исследование опирается на материалы Национального статистического агентства Монголии (www.nso.mn), международных агентств по развитию, инвестиционных фондов, обзоров Всемирного банка. Данные материалы содержат большой контент данных, характеризующих включенность монгольской столицы в глобальные процессы, протекающие в Азии в целом. Кроме того, автор статьи на протяжении последних десяти лет проводил полевые исследования в улан-Баторе и имел возможность наблюдать динамику развития города .

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по политологическим наукам , автор научной работы — Михалев Алексей Викторович

Центральноазиатский вектор внешней политики Монголии: фактор ШОС
Архитектурно-планировочная организация монастырского комплекса Гандантэгченлин в городе Улан-Баторе
Планировка и застройка Улан-Батора
Повседневность экономического национализма, или кому принадлежит золото Монголии?
Архитектура храмового музейного комплекса Чойжин-Лама
i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Ulaanbaatar Today: Towards a Global City

This article is devoted to the development of Ulaanbaatar as a dynamic centre of Innermost Asia region. Its development is analyzed through the concept of a global city. Is the Mongolian capital a global city and if so, which part of the globe does it belong to? The research is based on the materials provided by the National Statistics Office of Mongolia (www.nso.mn), international development agencies, investment funds and the World Bank reports. These materials contain extensive data that characterize the involvement of the Mongolian capital in the global processes occurring in Asia . The author has also been conducting field research in Ulaanbaatar over the last decade and has had an opportunity to observe the development of the city .

Текст научной работы на тему «Современный Улан-Батор: на пути к мировому городу»

современный улан-батор: на пути к мировому городу

Urban Studies and Practices Vol.1 #2, 2016, 24-33 https://doi.org/10.17323/usp12201624-33

Автор: Михалев Алексей Викторович, д.полит.н., Центр изучения

политических трансформаций Бурятского государственного

Данная статья посвящена изучению проблемы развития Улан-Батора как динамично развивающегося центра региона Внутренняя Азия. Это развитие автор статьи пытается проанализировать через концепцию мирового города. Основной вопрос статьи: является ли монгольская столица мировым городом и к какому миру она принадлежит? Исследование опирается на материалы Национального статистического агентства Монголии (www.nso.mn), международных агентств по развитию, инвестиционных фондов, обзоров Всемирного банка. Данные материалы содержат большой контент данных, характеризующих включенность монгольской столицы в глобальные процессы, протекающие в Азии в целом. Кроме того, автор статьи на протяжении последних десяти лет проводил полевые исследования в улан-Баторе и имел возможность наблюдать динамику развития города. ключевые слова: город; Монголия; Азия; трансформации

Современный Улан-Батор является ключевым экономическим и логистическим центром в регионе Внутренняя Азия. Его развитие на протяжении последних ста лет — отражение почти всех важнейших модернизационных процессов в данном регионе. Под Внутренней Азией мы понимаем современную Внутреннюю и Внешнюю Монголию, Алтай, Туву, Бурятию и Тибет, т.е. контактный регион, являвшийся фрон-тиром империи Цин и Российской империи. Современный Улан-Батор — столица постсоциалистической Монголии, успешно интегрирующаяся в глобальный мир, сегодня насчитывает 1,5 млн жителей (при населении страны в 3 млн) [Mongolian, 2015]. Это город, в котором сосредоточены ключевые элементы инфраструктуры всего региона, начиная с аэропорта с возможностью вылета как в Японию,

так и на Ближний Восток, заканчивая финансовой инфраструктурой. Однако прежде всего Улан-Батор, по выражению президента Монголии Ц. Элбэгдоржа, — столица всех монголов мира (халха-монголов, увэр-монголов, урянхов, калмыков, бурят, хазарейцев).

В настоящей статье мы тестируем гипотезу о том, возможно ли понимание тенденций развития Улан-Батора через призму концепции мирового города Питера Холла, согласно которой мировые города — это центры: национальной и международной политической власти (правительственные центры); национальной и международной торговли, банковского и страхового дела; концентрации высококвалифицированных профессионалов; сбора и трансляции информации посредством издательского дела и массме-диа; искусства и культуры; потребления напоказ [Hall, 1966]. Данная концепция, на наш взгляд, наиболее релевантна языку самопрезентации монгольской столицы. При этом Улан-Батор не входит ни в один из известных рейтингов мировых или глобальных городов. Соответственно, в центре нашего внимания политическое мифотворчество в сфере позиционирования Улан-Батора как столичного и мирового города. С другой стороны, задачей статьи является фиксация тенденции развития в направлении мирового города, а не констатация свершившегося факта.

Данная модель анализа выходит за рамки традиционных подходов к изучению городов Востока через призму теории модернизации, post-colonial или subaltern studies. Концепция П. Холла [Hall, 1966] предоставляет нам возможность сформировать представление о современной монгольской столице и перспективах ее развития вне каких-либо контекстов европоцентризма. Мы рассматриваем современный Улан-Батор как некую модельную площадку, на которой разворачиваются

современный улан-батор: на пути к мировому городу

процессы, которые в меньшем масштабе находят свое преломление в других столицах Внутренней Азии. Речь идет о позиционировании себя как мирового центра, способного определять тренды в пределах отдельно взятого мира. Мы исходим из контекста множественности миров, т.е. множественности крупных социальных систем координат, одной из которых является монгольский мир (Pax Mongolica).

В центре нашего исследовательского интереса находятся модели самоописания городского пространства. Мы рассматриваем, каким образом применяется теория мирового города в локальном контексте. Интерес представляют язык (категориальный аппарат), символы города, определяющие его место в мире, и, главное, понимание этого мира.

Исследование опирается на материалы Национального статистического агентства Монголии («Монгол Улсын Yндэсний стати-стикийн хороо», www.nso.mn), международных агентств по развитию, инвестиционных фондов, обзоров Всемирного банка. Данные материалы содержат большой контент данных, характеризующих включенность монгольской столицы в глобальные процессы, протекающие в Азии в целом. Кроме того, автор статьи на протяжении последних десяти лет проводил полевые исследования в Улан-Баторе и имел возможность наблюдать динамику развития города.

Изучению современного Улан-Батора посвящены немногочисленные статьи отечественных исследователей: А.С. Бреславского [Бреславский, 2011], А.В. Михалева [Михалев, 2008], В.И. Терентьева [Терентьев, 2015]. В числе трудов монгольских ученых следует упомянуть работы Ч. Баянчимэг. Из числа исследований, опубликованных на Западе, следует назвать фундаментальную работу Р. Ньюпер-та и С. Голдштейна, дающую достаточно полный обзор урбанизационных процессов в Монголии в ХХ в. [Neupert, Goldstein, 1994].

Монгольский город в монгольском мире

Рассматривая Улан-Батор как мировой город, мы исходим не только из концепции П. Холла, но и из азиатского релятивизма в понимании мира. Так, начиная с 2000-х годов на смену публикациям о советском колониализме приходит идея монгольского мира со своей внутренней иерархией, мира, соприкасающегося с другими мирами, но не поглощаемого ими.

На уровне политического дискурса был реанимирован концепт монголосферы Э. Хара-Давана [Хара-Даван, 2002], подразумевающий этнокультурное единство монгольских народов от большой Центральной Азии до Китая. В этом контексте единственное независимое государство монгольских народов становилось ядром этого мира, а его столица — политическим, экономическим и культурным центром.

Подобное осмысление шло синхронно с процессом «изобретения» имперского прошлого, в котором Карокорум (Хархорин) являлся центром мир-империи XIII в., а современный Улан-Батор становился его правопреемником. Это позиционировалось как некий естественный процесс, при котором материальные блага Ближнего Востока, Евразии и Китая концентрируются в Монголии. Здесь же отметим, что этот дискурсивный порядок обеспечивает современной Монголии легитимность притока иностранной рабочей силы (преимущественно из КНР) и оттока населения из Монголии (на 2015 г. более 100 тыс. мигрантов) [Mongolian, 2015]. При этом категорию «монгольский мир» мы рассматриваем как сугубо политический конструкт периода формирования постсоциалистического государства. Это инструмент, способствовавший преодолению осознания себя как периферии постсоциалистического мира. Так, в 1990-е годы на волне десоветизации в критике советской системы указывалось, что второй в мире страной «победившего социализма» была «отсталая скотоводческая» Монголия [Восленский, 1991].

В дореволюционный период центром города считалась площадь процессий, маркированная буддистскими символами, а основным центром коммуникаций был местный базар (зах). После революции 1921 г. площадь процессий приобрела новые смыслы. На протяжении всего социалистического периода пространство частично копировало Москву. Центром города была площадь Сухэ-Батора, на которой располагался мавзолей вождей революции [Ломакина, 2006]. Вокруг площади был построен комплекс правительственных зданий. Рядом с площадью, на ключевой улице Бага тойруу, находится Монгольский государственный университет (МУИС), а также посольские и консульские учреждения. В 1940-е годы, после окончания строительства УБЖД, в столице Монголии появился железнодорожный вокзал.

СОВРЕМЕННЫЙ УЛАН-БАТОР: НА ПУТИ К МИРОВОМУ ГОРОДУ

Фото © 2008 Алексей Михалев рис. 1. памятник в.и. Яенину у отеля Улаанбаатар (снесен в 2012 г.)

Также хотелось бы отметить, что в 1960-1970-е годы, под влиянием советско-китайского конфликта, возникла потребность в стратегическом укреплении территории Монголии как «буфера» между СССР и КНР [Михалев, 2008]. В результате в Улан-Баторе развернулось масштабное промышленное строительство, в которое были вовлечены не только специалисты из СССР, но и из всех стран Восточного блока. Для служащих группы советских войск в Монголии был построен особый микрорайон (Офицерийн гудамж) [Михалев, 2008]. Фактически на территории Улан-Батора, как и в эпоху Средневековья, находились представители самых разных стран, что создавало иллюзию сложного имперского города. Именно в это время сформировалась относительно толерантная среда принимающего сообщества по отношению к трудовым мигрантам из-за рубежа. Распад

Фото © 2009 Алексей Михалев

рис. 2. площадь Г.к. жукова

системы социализма на короткий период приостановил подобную динамику развития, сведя все взаимодействия к приграничному сотрудничеству. Однако с конца 1990-х годов под влиянием КНР Монголия начала восстанавливать утраченные позиции и даже существенно расширила границы иностранного присутствия.

исходная ситуация постсоциализма

после демократической революции зимы 1989-1990 гг. облик столицы Монголии стал существенно меняться. В предыдущий период Улан-Батор внешне и содержательно походил на типичную столицу советской азиатской республики [Михалев, 2008]. Это стало результатом долговременного присутствия в этой стране как советских специалистов, так и советской армии. СССР ежегодно вкладывал в строительство в Монголии миллионы рублей и привозил в страну рабочих и архитекторов не только со всего Советского Союза, но и из стран восточного блока. в итоге монгольская столица представляла собой продукт социалистического проекта, ориентированный на задачи того времени, такие как строительство промышленной базы социализма, обеспечение безопасности страны [Лиштованный, 2007].

Современный Улан-Батор разделен на девять крупных районов (дуурэг) и девятнадцать микрорайонов (хороо). Центральным дистриктом является Сухэ-Батор, представляющий собой административный дипломатический и торговый узел коммуникаций. Площадь города составляет 7,3 тыс. кв. км. Автомобильный транспорт — единственный вид связи между районами. В 2011 г. было принято решение о строительстве метро, однако проект по сей день остается декларацией. В 2000-е годы, несмотря на то, что столица Монголии находится в сейсмоопас-ной зоне, началась высотная застройка. Самыми крупными небоскребами считаются Bayangol Tower — 300 м, Шангрила — 150 м, MAK Tower — 190 м, Blue Sky Tower — 110 м.

Городское пространство все более приобретает национальные черты. Однако наряду с этим либеральная политика монгольского государства, направленная на тесное сотрудничество не только с непосредственными географическими соседями Россией и КНР, дала и другие результаты. В Улан-Батор пришли инвесторы из Китая, Японии и Южной Ко-

СОВРЕМЕННЫЙ УлАН-БАТОР: НА ПУТи К МиРОВОМУ ГОРОДУ

реи. В стране открылись представительства иностранных компаний и банков. Вместе с тем в городе сохранился традиционный восточный базар (зах) — Нарантуул, благодаря которому наиболее бедные слои общества сохраняют возможности для потребления. В итоге в условиях постсоциализма сформировалась уникальная ситуация, при которой бывшая периферия социалистического блока стала динамично развиваться и приобретать черты регионального логистического центра. Из аэропорта Улан-Батора можно вылететь в большинство стран мира, что оказывает влияние на его привлекательность для жителей приграничных областей России и Китая.

Кроме того, Улан-Батор стал столицей национальной интеграции для монголов мира. Во-первых, как столица единственного независимого монгольского государства. Во-вторых, как центр продвижения политики консолидации монголов мира. В-третьих, за столицей Монголии закреплен бренд «Чингисхан». Это название аэропорта, части отелей, мемориального комплекса и многого другого.

Улан-Батор уверенно претендует на статус финансового центра региона Внутренняя Азия. При достаточно гибкой финансовой политике, проводимой в Монголии, этот город сумел привлечь внушительные объемы инвестиций и большое количество трудовых мигрантов из Китая и даже из России (в 1990-е годы).

Деколонизация городского пространства Монголии — это концепт, заимствованный нами из работ монгольских интеллектуалов, описывавших смену советского облика города. Появление националистических мотивов в имидже Улан-Батора послужило началом современной системы символов, маркирующих пространство города. Первым этапом стало переименование улиц и названий районов, а также снос памятников и музеев В.И. Ленина [Михалев, 2009]. Последний из них был снесен в 2012 г. Так, например, район Найрамдал (Дружба), название которого символизировало «нерушимую братскую дружбу советского и монгольского народов», был переименован в Баянзурх (название, символизирующее богатство и изобилие). Советское архитектурное наследие в облике города, доминировавшее до 1991 г., сохранялось лишь на окраинах (например, мемориал

Фото © 2011 Алексей Михалев

Рис. 3. Площадь Чингисхана

на горе Зайсан) или заменялось новыми формами, отсылавшими к собственно монгольскому историко-культурному наследию (времен империи Чингисхана).

В частности, центральная площадь города — СYхбаатарын талбай — была переименована в Чингисхааны талбай. Однако в 2016 г. решением суда, по иску потомков Сухэ-Батора, центральной площади города вернули имя вождя национальной революции 1921 г. В 2005 г. тела Сухэ-Батора и Чойбал-сана были вынесены из мавзолея и преданы земле [Михалев, 2009]. Напротив памятника вождю монгольской революции была установлена статуя сидящего на троне средневекового вождя монголов. На территории города появились многочисленные памятники Чингисхану, включая большой комплекс

Фото © 2015 Алексей Михалев Рис. 4. Памятник Д. Сухэ-Батору

СОВРЕМЕННЫЙ УлАН-БАТОР: НА ПУТи К МиРОВОМУ ГОРОДУ

на окраине города. В районе Цонжин-Болдог (Улан-баторский городской округ) была установлена сорокаметровая статуя Чингисхана с тридцатью шестью колоннами, символизирующими тридцать шесть великих ханов времен империи. В столице страны фиксируется огромное количество названий, связанных с великим ханом монголов: кинотеатры, кафе и др. Сегодня мы наблюдаем постепенную трансформацию сакральной идеи о божественности Чингисхана, доминировавшей с 1990-х до середины 2000-х годов, в откровенно консюмеристский проект, ориентированный на туристов. Подтверждением этому является создание сети отелей и ресторанов, ориентированных на воспроизводство образа монгольского средневековья. Банки, фирмы, продукты питания — все они носят имя Чингисхана, делая его самым узнаваемым брендом. Наиболее яркий пример — Chinggis Khaan Hotel, расположенный в центре Улан-Батора и являющийся одним из его главных символов.

Анализируя описанные процессы, мы можем резюмировать, что с падением «железного занавеса» монгольский национализм трансформировал городское пространство Улан-Батора, сделав его интересным для иностранцев. Формирование «национального колорита», или, иными словами, экзоти-зация символического пространства города, соответствовало запросам и ожиданиям иностранцев, наполнявших город. Подобный спрос привел к масштабному расширению предложения вплоть до торговли кошельками и брелоками с изображением средневековых ханов. Таким образом, советское наследие постепенно уходило в прошлое, и формировался современный облик монгольской столицы с соответствующей инфраструктурой. Большую роль в ее становлении сыграл мелкий и средний бизнес, создавший десятки тысяч «посадочных мест» в сфере общественного питания и гостиничного сервиса. Это открыло возможности для привлечения иностранных инвесторов со всей Северо-Восточной Азии. Сегодня китайские и японские корпорации ведут застройку делового центра монгольской столицы, формируя новый стандарт монгольского города.

Претензии на центр силы

Столица Монголии представляет собой город, который в геополитических реалиях

XXI в. претендует на роль нового центра силы. В современных условиях большое значение приобретают контроль над региональными логистическими системами и моделирование новых транспортных узлов. Монголия, являясь так называемым территориально зажатым государством (landlocked state) [Bedeski, 2008], для выхода на мировой рынок нуждается в транзите через территорию Российской Федерации или КНР. Эти амбиции непосредственно связаны с развертыванием проекта «Новый шелковый путь». Его суть заключается в создании транспортной инфраструктуры, которая свяжет Европу с азиатскими рынками. В этих условиях Улан-Батор как столица страны, занимающей буферное положение между Россией и КНР, имеет возможности стать ключевым транзитным центром. Проект «Новый шелковый путь» сегодня во многом все еще остается глобальным планом, реализация которого далека от реального воплощения.

Политическое значение наземных логистических систем в настоящее время сравнимо с контролем за морскими портами в XIX в. Железные дороги и перемещение по ним большого объема стратегического сырья оказывают влияние на конъюнктуру мировых рынков и позиции отдельных государств в региональной политике. Так, стремление Монголии получить доступ к тихоокеанским портам России и Китая (особенно Тяньзинь)1 обусловлено потребностью в расширении рынка сбыта ее природных ископаемых. Логистические системы, по мнению ряда политологов, составляют основу транснациональных политических пространств. Одним из них является «Большая Центральная Азия», разработанная американским ученым Фредериком Старром. Этот проект направлен на формирование глобального центральноази-атского транснационального пространства, основой которого является транзитная торговля. Он представляет собой попытку уйти от узкого географического определения региона, предложенного для обсуждения СССР. Он принимает как действительность то, что в течение двух тысячелетий и Синьцзян,

1 Между тем Монголия имеет собственный морской флот, а также Министерство морского транспорта. Невысокая стоимость регистрации судна под монгольским флагом способствует тому, что морской флот Монголии постоянно растет. На данный момент под монгольским флагом ходят более 100 китайских и 50 российских судов.

СОВРЕМЕННЫЙ УЛАН-БАТОР: НА ПУТИ К МИРОВОМУ ГОРОДУ

и Афганистан были составными компонентами культурной зоны, частью которой являются пять бывших советских республик. Он также допускает возможность еще более широкого определения, причем такого, которое включает, по крайней мере, провинцию Хорасан Ирана, северную часть Пакистана, Монголию, Республику Татарстан и даже часть Северной Индии, простирающейся от Раджастана до Агры [Старр, 2018].

Подобные проекты на протяжении 2000-х годов — вплоть до их свертывания в 2010-е годы — формировали проекции для будущего регионального центра в Улан-Баторе. На уровне политической риторики данные идеи широко поддерживались западными аналитиками. Так, А. Кэмпи отмечает: «Монголия с Востока, а Турция с Запада могут стать лидерами, руководящими конструктивным развитием региона» [Campi, 2002, p. 56]. Однако по состоянию на 2016 г. из множества масштабных инфраструктурных проектов реализуется лишь несколько, из них основных два: 1) строительство крупного международного аэропорта в пригороде Улан-Батора при поддержке японских инвесторов; 2) строительство сети шоссейных дорог при поддержке КНР.

основное противоречие в развитии

Бурное развитиеУлан-Батора в конце ХХ—начале XXI в. связано с неравномерностью распределения социальных благ в монгольском обществе. С одной стороны, налицо устойчивая тенденция к формированию элитной застройки и «закрытых» жилых комплексов для обеспеченных слоев общества. средняя цена за квадратный метр в престижном комплексе в районе горы Зайсан составляет 3 000 долл. США [Mongolian, 2015]. Имеются широкие возможности для потребления на уровне ведущих мировых брендов. При относительно либеральном таможенном законодательстве страны элитное потребление в столице Монголии является сравнительно недорогим. Более того, оказавшись вовлеченной в мировую торговлю, Монголия открыла на территории своей столицы возможности для разнообразия в потреблении.

Особого внимания заслуживают иностранцы, приезжающие в Монголию в условиях горнодобывающего бума. В первую очередь речь идет о пригороде монгольской столицы На-лайхе, где добывают уголь китайские рабочие

Таблица 1. данные о процентном соотношении удельного веса прямых иностранных инвестиций в монголии, 2014 г.

Страна Удельный вес инвестиций, %

Виргинские острова 12,25

[Delaplace, 2010]. Здесь же нужно отметить, что до 2000-х годов Налайха и Багануур были индустриальными городами-спутниками столицы, сегодня же они стали промышленными окраинами, войдя в состав единого городского пространства. Сегодня это районы, заселенные гастарбайтерами — выходцами из различных районов КНР. Второй по значимости группой мигрантов являются выходцы из России, традиционно населяющие 13-15-й микрорайоны города, именуемые «русским кварталом». Он представляет собой историческое наследие СССР, сформировавшего для своих граждан удобную инфраструктуру в этой части города. Именно там располагаются филиалы российских вузов, русскоязычные школы, православная церковь, мемориал маршалу Г.К. Жукову, магазины российских торговых сетей [Михалев, 2008]. Наряду с этими, уже считающимися «традиционными» группами мигрантов в Улан-Баторе представлены диаспоры из Кореи (как Северной, так и Южной). В престижных районах проживает многочисленная японская диаспора. Подобное многообразие является причиной ксенофобии в стране с трехмиллионным населением, пытающейся вести политику репатриации монголов со всего мира, включая тех, кто является потомками воинов среднеазиатских гарнизонов имперской эпохи (хазарей-цы Афганистана). На протяжении правления президента Ц. Элбэгдоржа предпринимались попытки запустить крупный проект по репатриации монголов. Улан-Батору же отводилась особая роль центра всех монголов мира.

современный улан-батор: на пути к мировому городу

Однако в парламенте страны соответствующий законопроект не набрал достаточного числа голосов.

При этом другой стороной этой динамики стала масштабная сельско-городская миграция и связанная с ней рурализация. За последние двадцать пять лет население Улан-Батора увеличилось на 800 тыс. человек. Вокруг столицы возникли гигантские юрточ-ные кварталы (гэрхороо) [Sinclair, 2009]. Речь идет о районах, состоящих из традиционных жилищ монголов — войлочных юрт. На сегодняшний день на территории столицы насчитывается приблизительно 26,6 тыс. юрт (гэр) [Ibid.]. Это вариант монгольских трущоб, в которых отсутствует инфраструктура, а социальные учреждения удалены на значительное расстояние. Рядом с этими кварталами нет школ, больниц, отсутствуют полицейские участки. Сегодня гэрхороо являются воплощением городской бедности и депривации. Юрты стали причиной смога в городе, так как отапливаются печным отоплением в условиях отсутствия дров. Начиная с 2012 г. рядом с юртами стали появляться стационарные жилища из газобетона. В ряде случаев для жителей окраин были построены школы и поликлиники. Можно с уверенностью утверждать, что гэрхороо стали стационарными, а не се-зонно кочевыми частями города. Сезонные перекочевки ушли в прошлое. Именно поэтому большое значение стало придаваться проблемам инфраструктуры города.

По данным экологов, воздух в Улан-Баторе — один из самых загрязненных. По оценке ВОЗ, количество твердых частиц в воздухе в 24 раза превышает допустимый пороговый уровень. По итогам 2015 г. Улан-Батор по уровню загрязненности «перегнал» Пекин [Mongolian, 2015]. Руководство столицы предпринимает усилия для решения этой проблемы и реализует программу переселения в благоустроенное жилье. Однако в условиях полуторамиллионного города эта проблема решается медленно.

Таким образом, основное противоречие в развитии, на наш взгляд, заключается в геттоизации городского пространства. Расслоение общества находит отражение в пространственной сегрегации, разделяющей монгольское общество и постепенно сводящей к минимуму пафос антиколониальных рито-рик 1990-х годов.

Улан-Батор как сакральный центр

сворачивание социалистического проекта в Монголии повлекло за собой масштабный процесс десекуляризации. возвращение религии в публичную сферу и тесная связь с государственными институтами в рассматриваемой нами стране имеют свои локальные особенности, которые нашли отражение в ландшафте столицы и легитимизировали политические претензии на доминирование во внутренней Азии. в частности, именно в улан-Баторе в монастыре гандантэгченлин на протяжении всего социалистического периода велась подготовка буддистского духовенства для ряда регионов ссср. в постсоветский период в условиях национально-культурного возрождения в калмыкии, Бурятии, туве и на Алтае значение буддизма начинает возрастать. однако подготовка кадров высшего уровня посвящения смещается в индию и Непал, а в самих регионах открываются местные образовательные центры. в этих условиях разворачивается борьба за право считаться центром буддизма монгольских народов, что в результате привело к возникновению в Азии ряда новых национальных центров буддизма. правительство же Монголии начало предпринимать попытки законодательно закрепить претензии на лидерство в регионе.

Улан-Батор построен рядом со священной горой Богд-Хаан Уул, административно находящейся на его территории. Гора Богд-Хаан Уул является древнейшим охраняемым памятником природы в мире. Указ о ее охране был подписан в 1783 г. китайским императором Цяньлуном из династии Цин. Согласно буддистской традиции, обход по кругу этой горы (более 100 км) приравнивался к искуплению тяжких грехов [Ломакина, 2006]. Сегодня гора входит в список всемирного наследия ЮНЕСКО. В 1995 г. первый президент Монголии П. Очирбат подтвердил сакральное значение этого объекта.

Центром буддизма является монастырь Гандантэгченлин, который был выделен в особый монастырь в 1809 г. Он находится в непосредственной близости от Богд-Хаан Уул. В начале ХХ в. в нем насчитывалось 14 тыс. монахов, в период репрессий монастырь не был ликвидирован, он был закрыт с 1938 по 1944 г. В 1970 г. при Гандантэгченлине был открыт буддистский университет им. Г. Занаба-заара [Там же]. Выпускники этого универси-

СОВРЕМЕННЫЙ УЛАН-БАТОР: НА ПУТИ К МИРОВОМУ ГОРОДУ

тета на протяжении многих лет возглавляли буддистские церкви в СССР и представляли конфессию в странах Варшавского договора.

В Улан-Батор достаточно часто наносит визиты Далай-лама XIV, считающийся в Китае сепаратистом. Так, например, в современных условиях визит Далай-ламы в Россию фактически невозможен по внешнеполитическим причинам. Монголия же настаивает на суверенном праве защиты своих конфессиональных интересов в силу того, что порядка 80%

населения страны считают себя буддистами.

Современный Улан-Батор с его миллионным населением и амбициями локальных элит вывести его на уровень Шанхая или Гонконга сегодня представляет собой лишь потенциальный мировой город. Проект Pax Mongolica поддерживает данные амбиции и формирует их основу. Для того, чтобы этот потенциал смог раскрыться, нужны усилия как властей, так и локального сообщества. На данный момент мы фиксируем лишь устойчивую тенденцию к расширению его пространства за счет все увеличивающегося потока мигрантов как со стороны собственной периферии, так и с территории сопредельного Китая.

Сложившаяся ситуация с коммуникациями внутри города — сложности с социальной инфраструктурой, с транспортом и многим другим — сегодня представляет собой назревшую и актуальную проблему. Пока руководство города решает вопрос с самовольными поселениями на депривированных окраинах, параллельно формируется еще целый комплекс задач. Если они не будут решены, возможен социальный взрыв. Однако, с другой стороны, исходя из стоимости жилья и открытости страны, у города появляется

перспектива для роста в сторону заданных ориентиров, тем более что подобные амбиции неоднократно декларировались.

Станет ли современный Улан-Батор «центром силы»? Ответ на этот вопрос кроется в плоскости локального национализма и стремления противопоставить себя Китаю и России в качестве независимого и демократического государства. Соответственно, существует ряд игроков, заинтересованных в том, чтобы Улан-Батор позиционировался как демократический центр силы в авторитарном окружении. Сегодня в этом городе сосредоточено большое количество вытесненных из России и запрещенных в КНР правозащитных иностранных структур, поэтому концентрация в столице Монголии ресурсов, которые обладают потенциалом оказывать влияние на процессы в регионе, достаточно велика. В Улан-Баторе де-факто формируются дискурсы, которые определяют оценки, касающиеся престижности и непрестижности образа жизни, комфорта в регионе Внутренняя Азия.

Что касается финансового центра, здесь перспективы прослеживаются более четко. В связи со слабостью национальных финансовых институтов в Монголии представлено большое количество иностранных банков и корпораций. Монголия является достаточно крупным заемщиком под разработку природных ресурсов. Активно на этом рынке представлены Китай, Германия, ОАЭ и Япония. Финансовые структуры из этих стран, соответственно, имеют представительства в Улан-Баторе, в котором сегодня аккумулирована почти вся деловая жизнь страны. Фактически формируется сложный дисбаланс, при котором вся жизнь страны сосредоточена в одном городе, и политика в столице — во многом политика во всей стране.

Бреславский А.С. (2011) Городская история, исторический дискурс, критический дискурс-анализ // Уральский исторический вестник. № 1 (30). С. 13-17.

Восленский М.С. (1991) Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. М.: Советская россия.

Лиштованный Е.И. (2007) От великой империи к демократии: очерки политической истории Монголии. Иркутск: Издательство ИГУ. Ломакина И.И. (2006) Монгольская столица, старая и новая. М.: Товарищество научных издательств

Михалев А.В. (2009) Советские мемориалы в Монголии: коллективная память и борьба за символиче-

i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

СОВРЕМЕННЫЙ УЛАН-БАТОР: НА ПУТИ К МИРОВОМУ ГОРОДУ

ское пространство // Диаспоры / Diasporas. № 2. С. 208-232.

Михалев А.В. (2008) «Русский квартал» Улан-Батора: коллективная память и классификационные практики // Вестник Евразии / Acta Eurasica. № 2. C. 7-29.

Старр Ф. (2009) В защиту «Большой Центральной Азии». Ч. 1. // Inozpress.kg. Режим доступа: http:// inozpress.kg/news/view/id/3369 (дата обращения: 29.03.2016).

Терентьев В.И. (2015) Монголия. Кочевники в городе // Азия и Африка сегодня. № 1. С. 25-29.

Хара-Даван Э. (2002) Русь монгольская: Чингис-хан и монголосфера. М.: Аграф.

Baabar B. (1999) From World Power to Soviet Satellite. History of Mongolia. Cambridge: The White Horse Press.

Bedeski R.E. (2008) Mongolian Futures: Scenarios for a Landlocked State. Asia paper. September. Stockholm: Institute for Security and Development Policy.

Campi A. (2002) Mongolia’s Integration With Asia Heartland — Finding a Future and Rediscovering the Past // The 8-th International Congress of Mongolists (5-11 August, Ulaanbaatar). Summaries of Congress Papers. Secretariat IAMS.

Delaplace G. (2010) Chinese Ghostin Mongolia // Inner Asia. № 12 (1). P. 138-139.

Hall P. (1966) The World Cities. L.: World University Library.

Mongolian Statistical Yearbook 2015 (2016) Ulaanbaatar, NSO.

Neupert R., Goldstein S. (1994) Urbanization and population redistribution in Mongolia // East-West Center. Occasional paper. № 122. P. 5-67.

Sinclair B. (2009) Ger Districts: Chronicles, Explorations and Considerations of Mongolia’s Informal Settlements // 7 th Annual Hawaii International Conference on Arts + Humanities. Honolulu, HI. January. P. 2-13.

ULAANBAATAR ToDAY: ToWARDs A GLoBAL ciTY

Author: Alexey Mikhalev, Doctor of Political Science, Center for Political Transformation Studies in Buryat State University.

E-mail: mihalew80@mail.ru abstract

This article is devoted to the development of Ulaanbaatar as a dynamic centre of Innermost Asia region. Its development is analyzed through the concept of a global city. Is the Mongolian capital a global city and if so, which part of the globe does it belong to? The research is based on the materials provided by the National Statistics Office of Mongolia (www.nso.mn), international development agencies, investment funds and the World Bank reports. These materials contain extensive data that characterize the involvement of the Mongolian capital in the global processes occurring in Asia. The author has also been conducting field research in Ulaanbaatar over the last decade and has had an opportunity to observe the development of the city. Key words: city; Mongolia; Asia; transformations

Baabar B. (1999) From World Power to Soviet Satellite. History of Mongolia. Cambridge: The White Horse Press, 1999.

Bedeski R.E. (2008) Mongolian Futures: Scenarios for a Landlocked State. Asia paper. September. Stockholm: Institute for Security and Development Policy.

Breslavsky A. (2011) Gorodskaja istorija, istoricheskij diskurs, kriticheskij diskurs-analiz [Urban history, historical discourse, critical discourse-analyzes]. Ural’skij istoricheskij vestnik [Ural historical journal], no 1 (30), pp. 13-17.

Campi A. (2002) Mongolia’s Integration With Asia Heartl and — Finding a Future and Rediscovering thePast. The 8-th International Congress of Mongolists (5-11 August, Ulaanbaatar). Summaries of Congress Papers. Secretariat IAMS.

Delaplace G. (2010) Chinese Ghost in Mongolia. Inner Asia, no 12 (1), pp. 138-139.

Hall P. (1966) The World Cities. London: World University Library.

Hara-Davan Je. (2002) Rus’ mongol’skaja: Chingis-han i mongolosfera [Russia Mongolian: Genghis Khan and mongolosfera]. M.: Agraf, 2002.

Lishtovannyj E.I. (2007) Ot velikoj imperii k demokratii: ocherki politicheskoj istorii Mongolii [From the great empire to democracy: Essays on the political history of Mongolia]. Irkutsk: Izdatel’stvo IGU.

Lomakina I.I. (2006) Mongol’skaja stolica, staraja i novaja [Oldest and new Mongolian capital]. M.: Tovarishhestvo nauchnyh izdatel’stv KMK [KMK scientific publisher group].

Mikhalev A.V. (2008) «Russkij kvartal» Ulan-Batora: kollektivnaja pamjat’ i klassifikacionnye praktiki [«Russian Quarter» Ulan Bator: collective memory and classification practices]. Vestnik Evrazii [Journal of Eurasia] — Acta Eurasica, no 2, pp. 7-29.

Mikhalev A.V. (2009) Sovetskie memorialy v Mongolii: kollektivnaja pamjat’ i bor’ba za simvolicheskoe prostranstvo [Soviet memorials in Mongolia: the collective memory and the struggle for symbolic space]. Diaspory [Diasporas], no 2, pp. 208-232.

Mongolian Statistical Yearbook 2015 (2016) Ulaanbaatar, NSO.

Neupert R., Goldstein S. (1994) Urbanization and population redistribution in Mongolia // East-West Center. Occasional paper, no 122, pp. 5-67.

Sinclair B. (2009) Ger Districts: Chronicles, Explorations and Considerations of Mongolia’s Informal Settlements. 7 th Annual Hawaii International Conference on Arts + Humanities. Honolulu, HI. January, pp. 2-13.

Starr F. (2009) V zashhitu «Bol’shoj Central’noj Azii» [In defense of the «Great Central Asia». Vol. 1]. Inozpress. kg. Available at: http://inozpress.kg/news/view/ id/3369 (access: 29.03.2016).

Terent’ev V.I. (2015) Mongolija. Kochevniki v gorode [Mongolia. Nomads in the city]. Azija i Afrika segod-nja [Asia and Africa today], no 1, pp. 25-29.

Voslenskij M.S. (1991) Nomenklatura. Gospodstvujush-hij klass Sovetskogo Sojuza [Nomenclature. The ruling class of the Soviet Union]. M.: Sovetskaja Rossija [Soviet Russia].

Улан-Батор

Улан-Батор (Монголия). Герб города

Области знаний: Страноведение. Монголия Современное государство: Монголия Численность населения: 1499,1 тыс. чел.

Зарубежные города, агломерации Зарубежные города, агломерации

Улан-Батор

Ула́н-Ба́тор (монг. Улаанбаатар, бук вально – красный богатырь), столица Монголии (1911).

Общие сведения

Расположен в центральной части страны в долине реки Тола , со всех сторон окружён горами: Богд-Хан-Уул, Баянзурх, Сонгинохайрхан и Чингэлтэй. Прежние названия города: Урга (1639–1651), Номын-Хурээ (1651–1706), Их-Хурээ (1706–1911), Нийслэл-Хурээ (1911–1924), Улан-Батор (1924 – ныне). Главный административный, политический, экономический, культурный и религиозный центр страны; местонахождение высших органов власти Монголии – Великого государственного хурала (парламента), правительства и президента. Составляет отдельную административно-территориальную единицу первого уровня, подразделяющуюся на 9 дуурэгов (районов): Баянгол, Баянзурх, Сонгинохайрхан, Сухбаатар, Хан-Уул, Чингэлтэй, Багануур, Багахангай, Налайх. Каждый район делится на хороны (микрорайоны). Площадь занимаемой территории 4,7 тыс. км 2 (2020).

Улан-Батор на карте Монголии

Улан-Батор (Монголия). Границы показаны по состоянию на 1 января 2022 г. Улан-Батор (Монголия). Границы показаны по состоянию на 1 января 2022 г.

Улан-Батор является крупнейшим транспортным центром страны. Автодорогами связан с административными центрами 21 аймака . Через город проходят трассы, пересекающие страну с севера (от границы с Россией) на юг (до границы с Китаем), с запада на восток.

Город считается важнейшим железнодорожным узлом страны и Улан-Баторской железной дороги – составной части Трансмонгольской железнодорожной магистрали Улан-Удэ (Россия) – Цзинин (Китай). Работает старейшее совместное российско-монгольское предприятие «Улан-Баторская железная дорога» (1949). С центрального вокзала отправляются пассажирские поезда в города Монголии, России и Китая. Действует Улан-Баторская городская железная дорога (2014), созданная на основе существующего в городской черте участка Трансмонгольско й железной дороги, по которой курсируют рельсовые автобусы. Работает международный аэропорт Буянт-ухаа (1957; пассажирооборот около 1,6 млн человек, 2019; с 2005 по 1 июля 2020 носил название «Ч ингис-хаан»), откуда выполняются рейсы в города Монголии (Мурен, Ховд, Чойбалсан и др.) и зарубежных стран (Берлин, Гонконг, Москву, Нур-Султан, Пекин, Сеул, Стамбул, Токио, Франкфурт-на-Майне, Хух-Хото и др.). В городе расположены центральные офисы всех авиакомпаний Монголии. При помощи Японии в 54 км от Улан-Батора, в долине Хушигийн-хундий в аймаке Туве, в 2021 г. открылся новый столичный международный аэропорт Чингис-хаан (пропускная способность до 3 млн пассажиров в год). Основные наземные средства общественного транспорта – автобусы большой, средней и малой вместимости, дуобусы, троллейбусы и такси. 94% предприятий общественного транспорта принадлежат частному сектору (2019). Грайворонский Владимир Викторович

Население

Квартал юрт, Улан-Батор

Улан-Батор – крупнейший город Монголии, население которого составляет 1499,1 тыс. человек (2020; 1990 – 536,6 тыс.; 1919 – около 100 тыс.). Здесь проживает около 45% населения Улан-Батор (Монголия). Квартал юрт. Улан-Батор (Монголия). Квартал юрт. страны. Средняя плотность населения (2020) составляет 317 чел./км 2 , самая высокая в районе Баянгол – 9488 чел./км 2 , самая низкая в районе Багахангай – 29 чел./км 2 . Улан-Батор – яркий пример интенсивной ложной урбанизации: несмотря на активное строительство современных жилых зданий, в 2010-х гг. насчитывалось около 200 тыс. юрт. За десятилетия этнический состав города претерпел существенные изменения: если в 1925 г. в городе проживали около 15 тыс. монголов , 24 тыс. китайцев , свыше 2 тыс. представителей других народов, то в 2019 г. в населении Улан-Батора преобладают монголы (свыше 90%). Грайворонский Владимир Викторович

Религия

Основная религия в Улан-Баторе – буддизм . Подавляющее большинство буддистов исповедуют тибетский буддизм школ гелугпа и кагью. Незначительный процент населения исповедует ислам суннитского толка (в основном казахи) и традиционные религии (шаманизм). В 1930-х гг. религиозные организации в Улан-Баторе подверглись репрессиям со стороны советской власти. Многие храмы и монастыри были разрушены. После распада СССР религиозная жизнь города начала восстанавливаться, было построено множество культовых сооружений. В последние десятилетия в Улан-Баторе ведут деятельность христианские миссионеры, благодаря чему небольшая часть населения города обратилась в христианство . Православные священники (из Читинской епархии) начали приезжать в город для проведения богослужений с 1996 г. Митрополит Кирилл (Гундяев) 8 июля 2001 г. освятил закладной камень нового храма в честь Святой Троицы. Строительство храма завершилось в 2009 г., с тех пор и поныне храм является действующим. Римско-католическая церковь представлена в городе апостольской префектурой Улан-Батора. Кафедральным собором является церковь Святых апостолов Петра и Павла. Редакция религиоведения

История

Территория была заселена со времён палеолита (согласно находкам А. П. Окладникова – каменным орудиям нижнего палеолита), на территории города найдены могилы сюннуской знати, в окрестностях – руническая стела вельможи Второго Тюркского каганата Тоньюкука (716). Здесь находились кочевья кераитского хана Тоорила (Ван-хана) – покровителя и затем противника Чингисхана , археологами изучены руины дворца, как считается, принадлежавшего хану. Традиционно датой основания города называется 1639 г., однако данный вопрос находится в стадии дискуссии. В этом году был возведён на престол Ундур-гэгэн Дзанабадзар , первый Джебдзун-Дамба-хутухта ( богдо-гэгэн ) (1635–1723) – первый глава буддийской церкви Халхи . В 1654 г. им в Хэнтэйских горах был основан монастырь Номын Их-Хурээ (Великий монастырь Учения, тибет. རི་བོ་དགེ་རྒྱས་དགའ་ལྡན་བཤད་སྒྲུབ་གླིང་), впоследствии также известный как Их-Хурээ (Великий монастырь), Богдийн-Хурээ (Монастырь Богдо), Хурээ. Несмотря на то что это был крупнейший и богатейший монастырь Северной Монголии, он был кочевым: перемещался от востока Хангайских до запада Хэнтэйских гор (во времена джунгарского вторжения в конце 17 в. монастырь даже откочевал во Внутреннюю Монголию , под защиту империи Цин ). С 1741 г. монастырь стал постоянной резиденцией Богдо-гэгэна. В 1739 г. в долине реки Туул вторым Богдо-гэгэном был возведён монастырь Дэчин галав (тибет. བདེ་ཆེན་ཀ་ལ་བ་) – первое постоянное строение будущего города. С ростом числа монахов перекочёвки становились всё реже (в 1719–1747 отмечено 14 перекочёвок, в 1747–1779 – 4) и, наконец, в 1779 г. монастырь, насчитывавший около 2 тыс. монахов, окончательно осел на месте нынешнего Улан-Батора – на караванном пути из Кяхты в Пекин ; ставший центром монастыря комплекс Дэчин галав превратился в Жёлтый дворец Богдо-гэгэна (иерарх жил в двух юртах, возведённых в его ограде). Вокруг монастыря начали селиться торговцы. Вероятно, именно этот момент можно рассматривать в качестве даты основания Улан-Батора. Иностранцы стали называть город-монастырь Урга (от монг. өргөө – юрта-дворец), однако монголы именовали его Их-Хурээ, от монгольского же происходило и китайское название – Да Кулунь (大库伦, Большой хурээ) или Кулунь. В 5 км к востоку от монастыря вырос китайский купеческий городок (Маймачен, от кит. Маймайчэн, 买卖城, буквально – город купли-продажи). Гора Богд-Хан-Уул со времён Ундур-гэгэна была объявлена заповедной – на ней запрещалось охотиться и рубить деревья. В конце 18 в. её статус был подтверждён цинским правительством. С 1786 г. Их-Хурээ стал резиденцией амбаней – представителей цинского двора в восточной Халхе (они обитали к югу от монастыря, где размещались дворцы монгольских аристократов, живших там во время паломничества к монастырю). В 1809 г. в нескольких километрах к западу от монастыря были выстроены здания цанида («факультета» учения; Западный монастырь), куда в 1836 г. по приказу пятого Богдо-гэгэна, раздражённого близостью китайских лавок, были переведены все монахи монастыря; к 1838 г. к югу от цанида был построен дворец Джебдзун-Дамба-хутухты Гандантэгченлин [тибет. དགའ་ལྡན་ཐེག་ཆེན་གླིང, обитель (буквально – остров) Великой колесницы Тушита], который дал название всему Западному монастырю. Старый монастырь стал именоваться Восточным. Ставка богдо размещалась в новом месте до 1855 г., когда было принято решение вернуть её назад. В 1860 г. в городе появилось российское консульство (между Восточным монастырём и Маймаченом), куда вскоре была проведена телеграфная линия. В конце 19 в. в монастыре Богдо состояли 13,8 тыс. монахов (ещё около 500 в скиту к северу от монастыря), в Гандантэгченлине – более 2 тыс. монахов, население Маймачена составляло около 1,8 тыс. человек. К 1900 г. население города достигало 15–20 тыс. человек, но значительная его часть не была постоянной. Основная масса монгольского населения, включая монахов, жила в юртах, обнесённых стенами, китайцы – в обнесённых стенами домах китайского типа. Мужское население составляло подавляющее большинство – монахини были немногочисленны, китайским купцам запрещалось привозить в регионы к северу от Великой стены жён и дочерей. В 1893–1906 гг. к югу от города был возведён монастырь Шаравпэлжээлин [тибет. ཤེས་རབ་སྤེལ་རྒྱས་གླིང་་, – обитель (буквально – остров) приумножения/увеличения мудрости], также известный как Зелёный, или Зимний, дворец Богдо-гэгэна, к храмовым зданиям в традиционном китайском стиле в 1905 г. было добавлено 2-этажное европейское здание, где и жил иерарх. В 1911 г. Их-Хурээ стал столицей автономной Внешней Монголии , главой которой с титулом Богдо-хан был провозглашён восьмой Богдо-гэгэн (1869–1924). Правительство разместилось в Жёлтом дворце. Население города заметно выросло. В 1915 г. введена в эксплуатацию угольная шахта Налайх, расположенная к юго-востоку от города (с этого момента бурый уголь в качестве топлива заменил древесину и аргал – сушёный навоз). Рядом с шахтой русскими предпринимателями были выстроены электростанция, кирпичная фабрика, лесопилка и типография. В городе появилось много деревянных домов русского типа. В 1919 г. на холмах к северо-востоку от города начала работать радиостанция, установленная китайскими войсками. Согласно Конституции 1924 г., город стал столицей Монгольской Народной Республики и был переименован в Улан-Батор. Монастырские здания и дворцы были национализированы (за исключением Гандантэгченлина – но и он был закрыт с 1939 по 1944, когда монастырь был возрождён с символическим штатом – 100 монахов – и затем вплоть до 1990 оставался единственным действующим монастырём Монголии). В 1925 г. население города насчитывало 14,8 тыс. монголов-мирян, 20 тыс. монахов, около 24 тыс. китайцев, около 2,5 тыс. иных иностранцев – всего более 61 тыс. человек . Однако антибуддийская кампания 1936–1944 гг. и репрессии против китайского населения привели к тому, что в 1944 г. население города составляло всего 35,5 тыс. человек . После 1925 г. началось строительство ряда новых многоэтажных зданий европейского образца – Центрального театра (1927), Государственного издательства (1929), здания правительства (1930), построенного на месте Восточного монастыря. В 1934 г. на юго-западе города была построена первая в Монголии фабрика, обрабатывавшая кожу и шерсть (вокруг неё были построены многоквартирные дома для рабочих). В 1937–1939 гг. к югу от бывшего Восточного монастыря началось возведение парадной площади Сухэ-Батора, завершённое в 1945–1950 гг. при участии японских военнопленных. В 1956 г. население достигло 118,4 тыс. человек . В городском благоустройстве важную роль сыграли китайские рабочие, присланные из Китайской Народной Республики, – они замостили улицы в центре города, построили ряд мостов, возвели первые кварталы жилых многоэтажек. В 1954–1957 гг. была впервые сооружена централизованная система водоснабжения и канализации, в 1959 г. – система центрального отопления, но больше половины горожан предпочитали жить в юртах, даже в 1984 г., после целого ряда предпринятых проектов жилищного строительства, в юртах жило почти 32% населения. Дмитриев Сергей Викторович

Архитектура

Старейшие сохранившиеся постройки Улан-Батора – монастырь Гандан (Гандантэгчэнлин; преимущественно 18–19 вв.; медная статуя бодхисаттвы Авалокитешвары высотой около 26 м, создана в начале 20 в., демонтирована в конце 1930-х гг., воссоздана в 1996, установлена в специальном храме высотой около 40 м; монастырь – с 1990 музей, также действующий монастырь) с храмом Мэгджит-Джанрай-сэг (Мэгжид-Жанрайсиг; 1911–1913) и монастырь Чойчжин-Ламайн-сумэ (Чойджин-ламын-сумэ; обитель Чойджин-ламы; завершена в 1908; с 1942 музей), ансамбль Зелёного, или Зимнего, дворца (1893–1906; ворота Аньдинмэнь, 1919; бывшая резиденция богдо-гэгэна, с 1961 музей), а также торговое здание (1905, ныне Музей изобразительных искусств имени Г. Дзанабадзара), дом государственного деятеля М. Ханддоржа (1913; с 2011 рядом с домом ему установлен памятник, скульптор Г. Энхтур) и дом Цогт Бадамжава (1918–1919, ныне Музей Улан-Батора). Город реконструировался с 1924 г. Среди сохранившихся построек 1930-х гг. – особняк маршала Г. Дэмида (позднее дом военного деятеля Ж. Лхагвасурэна, ныне посольство Вьетнама). Существующая регулярная планировка и многие здания Улан-Батора относятся ко 2-й половине 1940-х – 1980-м гг., когда город застраивался в русле советской архитектуры. В период социализма генеральный план развития города утверждали в 1954, 1963, 1976, 1986 гг. Первый генеральный план разработан институтом «Гипрогор» в 1952–1954 гг. на основе проектного задания архитектора Б. Чимида. С 1958 г. строились микрорайоны типовой жилой застройки. В формах советского неоклассицизма – ансамбль площади Сухэ-Батора с памятником ему в центре (1946, скульптор С. Чоймбол): Дом правительства (1950-е – 1960-е гг., архитекторы Б. Чимид, Н. М. Щепетильников, В. Н. Павлов, декор выполнен скульптором С. Чоймболом и инженером Б. Мотоо; реконструирован в 2006–2007, в том числе создан мемориал Чингисхана, архитектурное бюро «Арткон», скульптор Л. Болд), Музыкально-драматический театр (проект 1942–1945, немецкий архитектор Г. Козель , реализован в 1946–1949, архитектор М. С. Жиров, декоративное оформление фасадов и интерьера – коллектив авторов под руководством архитектора Б. Чимида и живописца Д. Манибадара; ныне Монгольский государственный академический театр оперы и балета), гостиница «Алтай» (1946–1948; ныне здание городской администрации), детский кинотеатр «Элдэв-Очир» (1946–1948, по типовому проекту архитектора С. И. Якшина; ныне здание фондовой биржи). Там же располагался ныне не сохранившийся мавзолей Д. Сухэ-Батора и Х. Чойбалсана (1950-е гг., архитекторы Б. С. Мезенцев , Чимид и др.). В этом стиле также возведены главное здание (1944–1947, архитектор Н. М. Щепетильников; перед ним – памятник Х. Чойбалсану, 1947, скульптор С. Чоймбол) и 2-й корпус (1959/1960, архитектор А. Хишигт) Монгольского государственного университета (ныне Монгольского национального университета), Национальная библиотека Монголии (1950-е гг., архитектор Щепетильников), Дворец молодёжи (1957–1960, архитекторы Б. Чимид, А. Хишигт; ныне Государственный академический театр драмы). Процесс «борьбы с излишествами» отражают сдержанные по декору здания Политехнического института (1960; ныне Университет науки и технологии) и Медицинского института (1963; ныне Национальный университет медицинских наук; оба – архитектор А. Хишигт), гостиница «Улан-Батор» (1961, архитектор Б. Чимид). Поворот к модернизму выразился в проекте универмага «Улсын-их-Дэлгуур» (Государственный универсальный магазин; открыт в 1961) и других сооружениях. Среди построек в русле позднего модернизма с мотивами национального монгольского зодчества – Музей Революции (1971, архитектор Г. Лувсандорж; ныне Национальный музей), Дворец бракосочетаний (1973–1976, оформление интерьера – живописец Д. Амгалан, скульптор Л. Чуваамид) и Центральный дворец культуры (1987), а также мемориал павшим в Халхин-Гольском конфликте 1939 г. советским воинам на холме Зайсан (открыт в 1979, архитектор А. Хишигт). В 21 в. возведены католический собор Святых апостолов Петра и Павла (2003, сербский архитектор П. Ступар) и православная церковь Святой Троицы (2009). Появились первые современные высотные здания: 4-й корпус столичной администрации (1998), отель Blue Sky Hotel & Tower на площади Сухэ-Батора (2006–2009; высота 105 м), офисная и жилая башня Soyombo в русле постмодернизма (2015; высота 120 м), комплекс Shangri-La (2014, архитектурные бюро Farrells, WSP Hong Kong; высота двух башен – 120 м), многоквартирный дом Olympic Residence (2018). Редакция искусства и архитектуры

Наука. Образование

Национальный университет Монголии, Улан-Батор

Улан-Батор – центр образования и науки с наибольшим количеством образовательных и научных учреждений страны. В городе расположена Монгольская академия наук (1961), объединяющая научно-исследовательские институты: истории и этнологии; философии; международных отношений; математики и цифровых технологий; археологии; палеонтологии; геологии; физики и техники; географии и геоэкологии; астрономии и геофизики; химии и химических технологий; биологии; языков и литературы; ботанический сад. Помимо государственных учреждений, в Улан-Баторе находится большое количество независимых исследовательских центров и лабораторий. В Улан-Баторе сосредоточено подавляющее большинство высших учебных заведений Монголии, где обучаются около 140 тыс. студентов (2020). Старейшее высшее учебное заведение Улан-Батора – Национальный университет Монголии (1942), в его составе функционируют научно-исследовательские институты: монгольских исследований, математики, экономики, устойчивого развития; Центр ядерных исследований. Действуют Исследовательский институт экономики (2010), образованный в сотрудничестве с Университетом Мэриленда (США), Информационный и исследовательский институт метеорологии, гидрологии и окружающей среды (1966). Улан-Батор (Монголия). Национальный университет Монголии. Улан-Батор (Монголия). Национальный университет Монголии. Другие государственные вузы Улан-Батора: Университет финансов и экономики (1924 – Та моженная школа); Национальный университет медицинских наук (основан в 1942 как медицинский факультет Национального университета Монголии; с 1961 – статус университета); Университет естественных наук (основан в 1942 как ветеринарный факультет Национального университета Монголии; с 1958 – статус университета); Университет образования (1951); Железнодорожный институт (1953); Университет науки и технологии (1959); Университет культуры и искусств (1945); Улан-Баторский государственный университет (1993); Университет гуманитарных наук (1979); Монгольская государственная консерватория (1937). К ведомственным государственным учебным заведениям Улан-Батора относятся Университет национальной обороны Монголии (старейшее военное учебное заведение в стране, 1921); Университет внутренних дел (1934); Академия Главного разведывательного управления Монголии (1997); Военно-музыкальный колледж (1991, среднее профессиональное). Ведущие частные вузы Улан-Батора: Международный университет Улан-Батора (2002); Университет глобального лидерства (статус университета с 2012); Университет «Хурээ» (2002); Институт труда и социальных отношений (1993); Национальный институт физического образования (1991); Университет «Орхон» (1992); Монгольский национальный университет (1998); Медицинский университет «Ач» (1998); Университет «Газарчин» (1995, туризм и отдых); Университет «Идэр» (1995, бизнес и технологии); Университет «Мон-Алтиус» (1997, физическая культура и спорт); Университет «Отгонтэнгэр» (1991); Университет «Суурулэг» (1990); Университет «Этугэн» (2001); Университет фармацевтических наук (2000). Специализированными частными учебными заведениями являются Университет традиционной медицины «Оточ Манрамба» (1991); Буддийский университет имени Г. Дзанабадзара (1970). В Улан-Баторе располагаются филиалы Восточно-Сибирского государственного университета технологий и управления, Российского экономического университета имени Г. В. Плеханова, Бурятского государственного университета. В школах Улан-Батора обучаются 318 тыс. детей (2020); имеется около 700 учреждений дошкольного образования (2020). Грайворонский Владимир Викторович

Библиотеки. Архивы

Национальная библиотека Монголии, Улан-Батор

В Улан-Баторе работают ведущие библиотеки страны. Национальная библиотека Монголии (1921) – самая большая библиотека в стране с собранием в 3 млн единиц хранения, член Международной федерации библиотечных ассоциаций и учреждений. Улан-Батор (Монголия). Национальная библиотека Монголии. Улан-Батор (Монголия). Национальная библиотека Монголии. Число посетителей, посещающих библиотеку в течение года, равно примерно 5% населения города. Более 1 млн единиц собрания библиотеки составляют редкие и ценные книги, рукописи, сутры на монгольском, тибетском и маньчжурском языках; уникальные памятники: Монгольский Ганджур, созданный с использованием 9 драгоценных камней (19 в.), включён в реестр «Память мира» ЮНЕСКО в 2013 г.; Монгольский Данджур (18 в.), включён в реестр «Память мира» ЮНЕСКО в 2011 г.; Серебряная сутра SanduinJud (19 в.); Жадамба (17 в.). Другие библиотеки: Центральная городская публичная библиотека имени Д. Нацагдоржа (1980); Дом детской книги (1979); передвижные библиотеки, доставляющие книги в отдалённые районы города. Библиотеки имеются в вузах города. В городе работают Национальный архив Монголии (1927), Городской архив Улан-Батора, Военный архив и Государственный архив юстиции. Грайворонский Владимир Викторович

Музеи

Монгольский национальный исторический музей, Улан-Батор. 1971

Улан-Батор (Монголия). Монгольский национальный исторический музей. 1971. Улан-Батор (Монголия). Монгольский национальный исторический музей. 1971. В Улан-Баторе расположены музеи: храм Чойжин-Ламайн-сумэ (1942), истории города Улан-Батора (1960), дворец Богдо-хана (1961 ), маршала Г. К. Жукова (1 979), изобразительного искусства имени Дзанабадзара (1966), национальный исторический (1991), истории природы (1991), театральный (1991), Дом-музей Рерихов (2009) и др. Открыта Национальная галерея современного искусства (1991). Грайворонский Владимир Викторович

Музыкальная жизнь

Монгольский государственный академический театр оперы и балета [1963, на основе Государственного центрального театра (1931)]. Театр танца и народной песни (1992), Большой театр национальных искусств (1950). Монгольская государственная консерватория (в 1937 открыта как Школа искусств, с 1945 Музыкально-драматическая школа при Центральном театре Монголии, с 1957 Монгольское музыкально-хореографическое училище, с 1991 Музыкальный колледж, в 1996–2017 – Музыкально-хореографический колледж Монголии; современное название с 2017). Монгольская государственная филармония (1972). Государственный симфонический оркестр (1945; современный статус с 1950). Монгольский государственный ансамбль моринхуристов (1992), квартет струнных инструментов The Chavkhdas quartet (2008). Российский центр науки и культуры (1976). Есипова Маргарита Владимировна

Театральная жизнь. Кино

Монгол ьский театр кукол (Монгол Улсын Хуухэлдэйн театр, 1948), Национальный театр песни и танца (1992). Центральный детский театр (1950–1997). С начала 2000-х гг. появляется большое количество частных театров, например Blackbox Theatre (2012). Профессиональное образование будущие кинематографисты могут получить в Монгольском государственном университете искусств и культуры. На фестивале Russian Film Fest 2021 г. российское кино представляли фильмы «Китобой» (режиссёр Ф. Ю. Юрьев , 2020), «Разжимая кулаки» (режиссёр К. Т. Коваленко , 2021). Степанова Полина Михайловна

Фестивали. Городские праздники

Национальный фестиваль «Наадам» в Улан-Баторе

В Улан-Баторе проходят различные ежегодные фестивали и праздники, наиболее известные из которых ежегодный национальный фестиваль и праздник Надом («Наадам»; «Эрийн гурван наадам»; с 2010), международный фестиваль моды «Гоёл» (1988), Международный кинофестиваль (Ulaanbaatar International Film Festival; с 2013), Международный улан-баторский марафон (2013), музыкальный фестиваль XMF (2017) и др. Улан-Батор (Монголия). Национальный фестиваль «Наадам» в Улан-Баторе. Улан-Батор (Монголия). Национальный фестиваль «Наадам» в Улан-Баторе. Грайворонский Владимир Викторович

Парки

Национальный парк культуры и отдыха (1965), Национальный парк (2010) и ботанический сад. Грайворонский Владимир Викторович

Достопримечательности

В городе работает зоопарк. Грайворонский Владимир Викторович

Здравоохранение

В городе рабо тает более 1,2 тыс. учреждений здравоохранения, из них более 200 государственные (2019). Крупнейшими больницами Улан-Батора являются Государственная центральная клиническая больница (1925), 2-я больница, Третья государственная центральная больница, «Ачтан», «Грандмед», «Интермед», больницы: травматологии, «Сонгдо». Общее число больничных коек – более 13 тыс. (2019). Улан-Батор, особенно его юртовые районы, является городом с наиболее загрязнённым воздухом в Монголии. По оценкам ВОЗ, в 2016 г. более 3 тыс. человек умерли из-за болезней, вызванных загрязнением воздуха внутри жилых помещений и атмосферного воздуха. В мае 2019 г. в 6 центральных районах Улан-Батора был введён запрет на сжигание необработанного угля. К 2020 г. уровень загрязнения возд уха в городе снизился почти вдвое по сравнению с предыдущими годами. Грайворонский Владимир Викторович

Спорт

Крупный спортивный центр страны. Многофункциональный Центральный стадион (1958; реконструкция 2014–2015; 20 тыс. мест; в 2016 прошёл чемпионат мира по стрельбе), где проводится традиционный ежегодный народный праздник Надом . Футбольный центр Монгольской федерации футбола (МФФ; с 2002, реконструкция 2013; 5 тыс. мест). Среди других спортивных арен выделяется многофункциональный Дворец спорта «Буянт Ухаа» (2010; около 5 тыс. мест), где в 2012 г. проводились матчи чемпионата Азии по баскетболу среди юниоров. Футбольный клуб «Хаан-Хунс Эрчим» (основан в 1948) – 12-кратный чемпион Монголии (в 1996–2018), 5-кратный обладатель Кубка Монголии (в 1998–2012); имеет собственный «Эрчим стадиум» (известен как ТЭЦ № 4; 2 тыс. мест) с искусственным покрытием. Другой футбольный клуб, «Улан-Батор» (2010), – чемпион страны в 2011 г.; выступает в Футбольном центре МФФ. В 1974 г. состоялся чемпионат мира по самбо, в 1987 г. – Кубок мира по вольной борьбе, в 2019 г. проводился Кубок мира Международной федерации баскетбола (ФИБА) в формате баскетбола 3х3 среди юношей до 18 лет. Линдер Владимир Исаакович

Хозяйство

Центральный банк Монголии (Монголбанк), Улан-Батор

Улан-Батор – крупнейший экономический центр страны: на него приходится 66,8% валового внутреннего продукта (ВВП; 2018); в городе зарегистрировано 75,2% юридических лиц (2019), занято более 40% рабочей силы (2019); в промышленном секторе действует 62,1% хозяйствующих с убъектов, на которых трудятся 58% от общего числа занятых (2019). В экономике города преобладает сфера услуг [58,3% валового регионального продукта (ВРП); 2019]. Развиты торговля, банковское дело и финансы, здравоохранение, образовательные услуги, туризм. На Улан-Батор приходится свыше 90% всех оптовых и розничных продаж в стране, здесь размещены Центральный банк и головные офисы всех национальных коммерческих банков; работает фондовая биржа (1991); Торгово-промышленная палата Монголии (1960). В городе открыты представительства ведущих международных организаций, в том числе ООН , ЮНЕСКО , ВОЗ , Программа развития ООН , Всемирного банка , Международного валютного фонда , Азиатского банка развития и др. Улан-Батор (Монголия). Центральный банк Монголии (Монголбанк). Улан-Батор (Монголия). Центральный банк Монголии (Монголбанк). Город является важнейшим туристическом центром страны. Развиты культурно-познавательный, событийный, религиозный и спортивный виды туризма. Вблизи Улан-Батора расположен горнолыжный курорт Скай Резорт. На промышленность Улан-Батора приходится 41,2% ВРП, 61,5% всей реализованной промышленной продукции страны (2019). Здесь расположены крупные промышленные предприятия, в том числе четыре угольных ТЭЦ: № 1 (1974; 36 МВт), № 2 (1970; 24 МВт), № 3 (1974; 148 МВт), № 4 (1987; 693 МВт), на которых вырабатывается до 85% всей тепловой и электрической энергии в стране. Функционируют предприятия по производству напитков и пищевой [мясокомбинаты компаний «Мах импекс» и «Багануур»; пивоваренный завод сингапурской фирмы Heineken Asia Pacific, заводы безалкогольных напитков компаний GN Beverages (бренд Pepsi) и Coca-Cola, фабрика по производству питательных белков и масел животного происхождения «Протеин» и др.], текстильной (предприятия фирм «Гоби», «Буян холдинг», «Гоёо» и др.), а также кожевенной, деревообрабатывающей, металлообрабатывающей, топливной (два завода по производству брикетированного угля) и других отраслей промышленности. В городе размеща ются представительства крупных транснациональных корпораций Rio Tinto, Caterpillar, WAGNER. Активно развивается производство строительных материалов: действуют два цементных завода (компаний Munkhin Bayan Gal и Central Asia Cement). Грайворонский Владимир Викторович

Окрестности

В 40 км от Улан-Батора находится известный, самый большой в мире памятник Чингисхану высотой 50 м. К югу от города расположена гора Богд-Хан-Уул, имеющая статус заповедника. Грайворонский Владимир Викторович

Опубликовано 20 мая 2022 г. в 14:35 (GMT+3). Последнее обновление 21 июля 2023 г. в 11:37 (GMT+3). Связаться с редакцией

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *